Он воскрес! (adam_a_nt) wrote in svt_innokentiy,
Он воскрес!
adam_a_nt
svt_innokentiy

Categories:

Как мы, простые люди, можем миссионерствовать?

Вопросы и ответы на миссионерско-предогласительных "открытых" встречах
     

           

Как миссионерствовать друзьям, если они не очень расположены меня слушать? Одни советуют: не мечи бисер перед свиньями, а другие: идите, научите все народы. Чем руководствоваться?

[надо уважать личность и свободу другого человека, тогда мы не перейдём границу, отделяющую усилие от насилия, тогда наши усилия будут благими, добрыми и результативными, и наше слово будет услышано и принято другим человеком.]

В данном случае существует очень важный церковный принцип, который отражает подход ко всем подобного рода вопросам: в христианской жизни всегда должно иметь место усилие, но не насилие. Различие между усилием и насилием очень важно, и каждый христианин должен его чувствовать и знать объективные критерии различения этих вещей. Понятно, что усилие связано с определённым напряжением воли, ума, если угодно, внутреннего экзистенциального начала в жизни человека. Это работа сердца человека, которая может быть связана, в том числе, и с внешним напряжением. Однако есть определённые границы, которые не нужно переходить, чтобы не попасть в область насилия. Насилие – это то, что не просто предполагает определённые усилия со стороны человека, но то, что наталкивается на сознательное противление другой личности, другого человека. Если человек в принципе не согласен с таким воздействием, если он в принципе не соглашается с тем или иным направленным на него влиянием, то он всякое такое воздействие и влияние будет воспринимать только как насилие. Конечно, человек существо противоречивое, и иногда в нём самом борются разные начала. Может случиться так: человек чувствует, что то или иное слово или дело, которое ему предлагается, соответствует глубинам его существа, но он не находит в себе сил для приятия этого образа действия, этого пути жизни. И тогда он говорит: да, я в принципе согласен, но я сейчас не хочу или не могу принять этого. В таком случае нужно рассуждать, потому что если это неприятие не является принципиальным, тогда усилие оправдано, даже когда оно тяжело, с большим трудом воспринимается другим человеком, утомляет его или раздражает, но всё-таки не нарушает внутренних корней, внутреннего фундамента жизни. Если же оно будет разрушать этот фундамент, оно станет разрушать и самого человека, ибо будет разрушать его свободу. Вот это самое главное различие. Так что когда вы идёте свидетельствовать – свидетельствуйте, и знайте, что вы делаете Божье дело, доброе дело, но делайте его так, чтобы не переходить черту и не оказываться духовно насилующими других людей своим словом. Они могут не желать вашего влияния просто в силу инерции своего поведения, потому что они уже приспособились к какой-то форме своей жизни, к образу своих мыслей, к своим планам и т.д. Тогда нужно вступать в общение, в диалог, чтобы хотя бы их заинтересовать, чтобы они как-то открылись, нужен деликатный подход, уважающий личность и саму свободу другого человека. Это ещё одна вещь, о которой здесь необходимо сказать: надо уважать личность и свободу другого человека, тогда мы не перейдём границу, отделяющую усилие от насилия, тогда наши усилия будут благими, добрыми и результативными, и наше слово будет услышано и принято другим человеком. Надо помнить, что когда другой человек даже принимает слово, но это слово сказано с давлением на его личность, т.е. с насилием, то даже это приятие есть лишь результат слома внутри человека, но не результат свободного приятия. А значит, это не может принести духовного плода, не может принести благодати и возрождения личности тех, кому мы проповедуем.

Как вообще мы, простые люди, можем миссионерствовать? Вот Христос мог, Его ученики тоже могли, а мы разве можем?

Сказано: идите, научите, сделайте учениками все народы. Поэтому миссионерствовать мы не только можем, но и должны. Не смущайтесь, когда ваше слово не сразу доходит до других людей. Христос мог миссионерствовать, но многие от Него отходили, соблазнялись и говорили: кто может это слушать? Каждый человек стремится сохранить свой status quo, защитить свою прежнюю парадигму жизни. Так что учитесь диалогу, учитесь общению, учитесь свидетельству в духе и истине. Христианин должен говорить так же, как Христос: как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи.

Может ли иллюстрация зла помочь прийти к Богу? Можно ли назвать искусство, показывающее зло этой жизни, например фильм «Груз 200» и т.д., миссионерским, т.к. после него человек начинает задумываться?

[Ещё древние греки говорили о катарсисе как одном из плодов искусства. Искусство тем и ценно, что оно показывает трагедию жизни и через это приводит нас к изживанию зла, к отстранению от зла, хотя бы такого, которое показано нам с большой силой средствами искусства. В этом оправдание искусства.]

Если это именно изображение зла, как оно есть в мире, то в этом может быть смысл. Мне кажется, что это имеет катарсическое, очищающее действие. Ещё древние греки говорили о катарсисе как одном из плодов искусства. Искусство тем и ценно, что оно показывает трагедию жизни и через это приводит нас к изживанию зла, к отстранению от зла, хотя бы такого, которое показано нам с большой силой средствами искусства. В этом оправдание искусства. Искусство не должно просто ублажать и веселить человека. Оно может делать и это, но это другой вопрос. Оно не должно просто показывать гармонию жизни, изображать лишь классические формы. Искусство без чувства трагедии, несовершенства и зла этой жизни не может быть полноценным искусством. Иногда даже прямой гротеск может дать больше, чем простое нравоучение. Можно говорить о современных фильмах – вспомним, скажем, Тарковского. Если не все, то большинство его фильмов показывают зло этого мира очень проникновенно, очень глубоко. Они показывают, что корни зла уходят в мистические глубины. И человека это очень волнует, человеку очень важно знать, что борьба со злом – это священная борьба. Может быть, это самая святая вещь, которую можно в этой области себе представить. Есть и другие священные вещи – опыт любви, опыт веры, надежды, свободы, духа, света, но этот опыт не будет полноценным без отстранения себя от сопричастности злу и греху. Поэтому как бы ни было тяжело иногда смотреть современные фильмы, которые обнажают подлинные основы и факты нашей жизни, не всегда лежащие на поверхности, не всегда нам понятные или приятные, всё равно надо это делать, надо смотреть, надо вдумываться, надо сопереживать добру, сопереживать Богу и Божьему делу. В этом смысле кинематограф может иметь огромное значение. Он может возбудить в нас любовь к добру и ненависть ко злу и греху. Давайте любить правду Божью, закон Божий, веления совести, давайте не любить ничего из того, что этому противостоит!

   
источник
      
Tags: вопрос, миссия, о. Георгий Кочетков, свидетельство
Subscribe

  • Пути евангелизации

    Евангелизация осуществляется в разнообразных формах – путях. Наиболее полно они представлены в Апостольском обращении Папы Павла VI Evangelii…

  • Миссия в Нижнем Тагиле и Иван Грозный

    Читаю новость "Вечные вопросы Русской мысли" на сайте Миссионерского отдела Нижнетагильской епархии и взгляд цепляется за знакомое имя...…

  • Подмена

    Читаю заголовок новости на епархиальном сайте: "Лекции православного миссионера в Бузулуке". О, думаю, наконец-то наши миссионеры делом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments