Он воскрес! (adam_a_nt) wrote in svt_innokentiy,
Он воскрес!
adam_a_nt
svt_innokentiy

Переосмысление роли миссиологии на богословских факультетах

Оригинал взят у pa_o_lina в Переосмысление роли миссиологии на богословских факультетах
Продолжение статьи Раду Мурешана ”Миссия миссиологии. Некоторые соображения о православной миссии сегодня” (INTER, 2007, nr. 1-2, pp. 193-203, перевод с румынского).

"Миссиология должна противостоять любым тенденциям к самоуспокоенности, консерватизму, раздроблению человечества на региональные или идеологические блоки".

"Миряне как другая "рука" Тела Христова должны вернуться к участию в православной миссии. К сожалению, на сегодняшний день эта "рука" практически не задействована и, в результате, "отсохла". Миряне перестали осознавать свое миссионерское призвание".
Наряду с вышеперечисленными принципами, которыми должна руководствоваться миссиология как дисциплина, необходимо также правильно понимать роль миссиологии на богословских факультетах, ее содержание и отношение к другим богословским дисциплинам. Безрезультативность современной православной миссии во многом обусловлена размытостью статуса миссиологии, которая воспринимается то как обособленная дисциплина, то как аппендикс систематического или практического богословия, то просто как дух, направление для всего православного богословия в целом.

У миссиологии двойная задача – как в отношении богословия, так и в отношении миссионерской практики. Что касается богословского аспекта, миссиология должна выполнять критическую функцию в рамках богословских дисциплин, постоянно подвигая богословие к тому, чтобы оно было teologia viatorum. Таким образом, миссиология должна противостоять любым тенденциям к самоуспокоенности, консерватизму, раздроблению человечества на региональные или идеологические блоки и т.д. Миссиология должна сопутствовать другим богословским дисциплинам, ставить перед ними вопросы и, в свою очередь, отвечать на их запросы. Например, систематическое богословие традиционно диалогизирует с философией, но уделяет очень мало внимания социальным наукам.

Что касается второй задачи, нам следует понимать, что миссия – это межличная реальность. Должна быть тесная связь между миссиологами, миссионерами и людьми, в среде которых они трудятся. Миссионерское измерение отсутствует в практическом богословии, которое занимается только вопросами проповеди, катехизации, литургии, пастырского и диаконического служения. Все эти направления рассматриваются как самоцель, без соотнесения с миссией. Таким образом, существует серьезная потребность, в первую очередь, в программе по миссиологии для богословия, а затем в программе по миссиологии для миссии. Единственный смысл существования богословия заключается в содействии Missio Dei.

Миссиология не должна оставаться дисциплиной, которая обозначала бы только теоретические ориентиры. Важно, чтобы миссиология была применима на практике и приносила плоды. Зачастую миссиологам приходится признавать, что насущнейшие проблемы миссии обсуждаются за пределами богословских факультетов, а не в их стенах. Миссиология в том виде, в каком ее преподают сейчас, представляет собой скорее рефлексии на тему содержания миссии. В результате, будущие миссионеры «подкованы» теоретическими концепциями и понятиями, не имеющими отношения к той реальности, с которой приходится сталкиваться "в полевых условиях". Каким же образом возможно заполнить пустоты между теорией и практикой? Иными словами, как можно вписать миссиологию в современный контекст?

На наш взгляд, при каждом богословском факультете необходимо создать пастырско-миссионерский отдел, который, в дополнение к изучению миссиологии, включал бы курсы по новым религиозным движениям, пастырско-миссионерской медицине (многие священники не умеют отличать проявления духовной природы человека от психических заболеваний), социологии религий, теории коммуникаций и средствам массовой информации. Сюда можно добавить и другие дисциплины, в зависимости от особенностей того места, где будет проводиться миссия (например, если для этого требуется знание языка и цивилизации того или иного народа, и т.д.). Со временем такие отделы станут центрами передового опыта, которые будут направлять и координировать пастырско-миссионерские инициативы разного рода (СМИ, социальная миссия, катехизация, внешняя миссия, свидетельство людям с ограниченными физическими возможностями. (Ныне покойный диакон-профессор Петре И. Давид был пионером в этой области, поддерживая деятельность свящ. Константина Ону, который разработал литургический язык жестов для глухонемых. У него также был незрячий аспирант, который, к сожалению, не смог завершить учебу из-за смерти свящ. Петре Давида).

Второй аспект, который необходимо учитывать, состоит в том, что Румынская православная церковь испытывает огромную потребность в миссионерах-мирянах, а не только исключительно в священниках. Миряне как другая «рука» Тела Христова должны вернуться к участию в православной миссии. К сожалению, на сегодняшний день эта "рука" практически не задействована и, в результате, «отсохла». Миряне перестали осознавать свое миссионерское призвание. Тот факт, что миссионерское призвание мирян продвигается не в достаточной степени, представляет собой большой недостаток. Дело в том, что большинство выпускников богословских факультетов не становятся священниками, а свое поле для миссии они видят только в том, чтобы преподавать религию в школах или заниматься социальной работой. С нашей точки зрения, едва ли можно назвать жизнеспособным такое положение дел, когда у нас преизбыток священников, которые, тем не менее, не приносят плодов миссии, особенно в определенных социальных слоях. Это усугубляется низким уровнем полученного богословского образования и примером христианской жизни, который, увы, оставляет желать лучшего. В скором времени социальный статус священника будет терять значимость, и нынешние признаки более чем тревожны. На первом месте должно быть качество, а не количество. Возрождение миссии мирян во всех отношениях, с их правами и обязанностями, станет одной из важнейших предпосылок успеха миссии Православной церкви в условиях новой европейской реальности.

Не все призваны к одному и тому же типу миссии. У каждого члена есть свое делание в Церкви, и этому нельзя препятствовать или умалять значимость прилагаемых усилий. В связи с этим, считаем необходимым обратиться к миссионерскому потенциалу монашествующих, который практически не задействован в современной православной миссиологии, но который проявил свою силу в золотые века христианства. Монахи должны приложить усилия к тому, чтобы их присутствие в обществе стало видимым. Ведь это естественное проявление их монашеского подвига. Каждый монастырь, с его особенностями, с человеческим или материальным потенциалом, должен включиться в миссию: кто - через благотворительность, кто - через особые дары на культурно-просветительском поприще, кто - через миссионерскую деятельность и т.д. К сожалению, из-за отсутствия видения и общения, сохраняется атмосфера враждебности и недоверия между богословской академической средой и частью монашествующих. Это обстоятельство серьезным образом препятствует православной миссии.


(продолжение следует)
Tags: Румыния, богословие миссии, духовное образование, миссиология, миссия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment