Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

сфи мал

Как мы, простые люди, можем миссионерствовать?

Вопросы и ответы на миссионерско-предогласительных "открытых" встречах
     

           

Как миссионерствовать друзьям, если они не очень расположены меня слушать? Одни советуют: не мечи бисер перед свиньями, а другие: идите, научите все народы. Чем руководствоваться?

[надо уважать личность и свободу другого человека, тогда мы не перейдём границу, отделяющую усилие от насилия, тогда наши усилия будут благими, добрыми и результативными, и наше слово будет услышано и принято другим человеком.]

В данном случае существует очень важный церковный принцип, который отражает подход ко всем подобного рода вопросам: в христианской жизни всегда должно иметь место усилие, но не насилие. Различие между усилием и насилием очень важно, и каждый христианин должен его чувствовать и знать объективные критерии различения этих вещей. Понятно, что усилие связано с определённым напряжением воли, ума, если угодно, внутреннего экзистенциального начала в жизни человека. Это работа сердца человека, которая может быть связана, в том числе, и с внешним напряжением. Однако есть определённые границы, которые не нужно переходить, чтобы не попасть в область насилия. Насилие – это то, что не просто предполагает определённые усилия со стороны человека, но то, что наталкивается на сознательное противление другой личности, другого человека. Если человек в принципе не согласен с таким воздействием, если он в принципе не соглашается с тем или иным направленным на него влиянием, то он всякое такое воздействие и влияние будет воспринимать только как насилие. Конечно, человек существо противоречивое, и иногда в нём самом борются разные начала. Может случиться так: человек чувствует, что то или иное слово или дело, которое ему предлагается, соответствует глубинам его существа, но он не находит в себе сил для приятия этого образа действия, этого пути жизни. И тогда он говорит: да, я в принципе согласен, но я сейчас не хочу или не могу принять этого. В таком случае нужно рассуждать, потому что если это неприятие не является принципиальным, тогда усилие оправдано, даже когда оно тяжело, с большим трудом воспринимается другим человеком, утомляет его или раздражает, но всё-таки не нарушает внутренних корней, внутреннего фундамента жизни. Если же оно будет разрушать этот фундамент, оно станет разрушать и самого человека, ибо будет разрушать его свободу. Вот это самое главное различие. Так что когда вы идёте свидетельствовать – свидетельствуйте, и знайте, что вы делаете Божье дело, доброе дело, но делайте его так, чтобы не переходить черту и не оказываться духовно насилующими других людей своим словом. Они могут не желать вашего влияния просто в силу инерции своего поведения, потому что они уже приспособились к какой-то форме своей жизни, к образу своих мыслей, к своим планам и т.д. Тогда нужно вступать в общение, в диалог, чтобы хотя бы их заинтересовать, чтобы они как-то открылись, нужен деликатный подход, уважающий личность и саму свободу другого человека. Это ещё одна вещь, о которой здесь необходимо сказать: надо уважать личность и свободу другого человека, тогда мы не перейдём границу, отделяющую усилие от насилия, тогда наши усилия будут благими, добрыми и результативными, и наше слово будет услышано и принято другим человеком. Надо помнить, что когда другой человек даже принимает слово, но это слово сказано с давлением на его личность, т.е. с насилием, то даже это приятие есть лишь результат слома внутри человека, но не результат свободного приятия. А значит, это не может принести духовного плода, не может принести благодати и возрождения личности тех, кому мы проповедуем.

Как вообще мы, простые люди, можем миссионерствовать? Вот Христос мог, Его ученики тоже могли, а мы разве можем?

Сказано: идите, научите, сделайте учениками все народы. Поэтому миссионерствовать мы не только можем, но и должны. Не смущайтесь, когда ваше слово не сразу доходит до других людей. Христос мог миссионерствовать, но многие от Него отходили, соблазнялись и говорили: кто может это слушать? Каждый человек стремится сохранить свой status quo, защитить свою прежнюю парадигму жизни. Так что учитесь диалогу, учитесь общению, учитесь свидетельству в духе и истине. Христианин должен говорить так же, как Христос: как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи.

Может ли иллюстрация зла помочь прийти к Богу? Можно ли назвать искусство, показывающее зло этой жизни, например фильм «Груз 200» и т.д., миссионерским, т.к. после него человек начинает задумываться?

[Ещё древние греки говорили о катарсисе как одном из плодов искусства. Искусство тем и ценно, что оно показывает трагедию жизни и через это приводит нас к изживанию зла, к отстранению от зла, хотя бы такого, которое показано нам с большой силой средствами искусства. В этом оправдание искусства.]

Если это именно изображение зла, как оно есть в мире, то в этом может быть смысл. Мне кажется, что это имеет катарсическое, очищающее действие. Ещё древние греки говорили о катарсисе как одном из плодов искусства. Искусство тем и ценно, что оно показывает трагедию жизни и через это приводит нас к изживанию зла, к отстранению от зла, хотя бы такого, которое показано нам с большой силой средствами искусства. В этом оправдание искусства. Искусство не должно просто ублажать и веселить человека. Оно может делать и это, но это другой вопрос. Оно не должно просто показывать гармонию жизни, изображать лишь классические формы. Искусство без чувства трагедии, несовершенства и зла этой жизни не может быть полноценным искусством. Иногда даже прямой гротеск может дать больше, чем простое нравоучение. Можно говорить о современных фильмах – вспомним, скажем, Тарковского. Если не все, то большинство его фильмов показывают зло этого мира очень проникновенно, очень глубоко. Они показывают, что корни зла уходят в мистические глубины. И человека это очень волнует, человеку очень важно знать, что борьба со злом – это священная борьба. Может быть, это самая святая вещь, которую можно в этой области себе представить. Есть и другие священные вещи – опыт любви, опыт веры, надежды, свободы, духа, света, но этот опыт не будет полноценным без отстранения себя от сопричастности злу и греху. Поэтому как бы ни было тяжело иногда смотреть современные фильмы, которые обнажают подлинные основы и факты нашей жизни, не всегда лежащие на поверхности, не всегда нам понятные или приятные, всё равно надо это делать, надо смотреть, надо вдумываться, надо сопереживать добру, сопереживать Богу и Божьему делу. В этом смысле кинематограф может иметь огромное значение. Он может возбудить в нас любовь к добру и ненависть ко злу и греху. Давайте любить правду Божью, закон Божий, веления совести, давайте не любить ничего из того, что этому противостоит!

   
источник
      
труд

Зачем крещаемым знать Символ веры?

Читаю на сайте Екатеринбургской епархии в новости об очередном семинаре приходских катехизаторов:

Символ Веры - Мобильные игры: скачай и развлекайся"Во время дискуссии участники пришли к выводу, что на оглашении достаточно ограничиться рассказом о том, что такое Символ веры для православных, о том кто его принял. Подробно Символ веры следует рассматривать во время послекрещальной катехизации. Поскольку в Символе веры вводится прежде всего Троический, а затем и Христологический догматы, к разговору о которых людей следует серьезно и долго готовить. Эта подготовка более приемлема для крещеных людей. По мнению участников семинара, во время послекрещальной катехизации не следует сразу же пытаться говорить о Троическом догмате. Людей следует подготовить к этому разговору через разговор об Иисусе Христе, тем более, что православная вера христоцентрична по своей сути. Поэтому - следует начинать с того, почему нужно спасать человека, от чего нужно спасать, кто Такой Спаситель. Важно увязать необходимость спасения с посмертной участью души.  Нужно говорить как бы «с конца», подводя людей к разговору о Едином Боге Троице."
То есть ВМЕСТО того, чтобы "серьёзно и долго" готовить оглашаемых к крещению, как этого требует православная святоотеческая традиция, каноны, многочисленные письменные свидетельства, предлагается даже Символ веры перед крещением не объяснять!  Т.е. людям предлагается просто механически читать во время Крещения текст Символа веры, который они не понимают. А ведь чтение Символа веры крещаемым (или крёстным) совершенно не случайно входит в чин Крещения. Люди должны ЗНАТЬ и ПОНИМАТЬ во имя Кого они крестятся и во что веруют, и веру свою они должны исповедать перед собранием христиан, в которое входят, и его предстоятелем.

Да, в Символ веры были включены некоторые догматические формулировки (отдельный разговор - почему и зачем), но зачем же из-за них вообще не объяснять его оглашаемым? Зачем нарушать святоотеческую традицию ради некоего абстрактного "порядка"? Нужно Символ веры дать им на огласительном уровне перед Крещением, оставив пояснение догматических элементов Символа веры и вообще всех догматов на таинствоводственных беседах после крещения, как это всегда и было в православной традиции.
      
я

Служите там, где можете общаться с людьми на их родном языке.

Проезжая по улицам Пскова, где довелось побывать на днях, заметил рекламу одной из протестантских церквей. То есть нормально, на центральной улице, повторяющаяся реклама. Все корректно, красиво. Молодцы! очень понравилось, всерьез подходят к миссии протестанты. И вот сейчас в ленте нахожу, что рекламой дело не ограничивается. Молодцы!


Уже третий год в Псковской области каждое лето трудятся братья и сестры из баптистских церквей США. Об особенностях служения этого лета рассказал Дмитрий Легкун, миссионер, благовестник из Сиэтла, штат Вашингтон, русскоязычная церковь «Благодать» (около 300членов, образовалась в 2000г.) Дмитрию - 22 года, а как миссионер, благовестник он стал ездить в Россию с 16 лет. На псковской земле он впервые. Дмитрий приехал со своей женой Викторией.

- Дима, где трудится ваша команда в Псковской области?
Мы приехали на семь недель. Первая неделя нашей команды прошла в лагере «Моя Большая семья» с семьей Медведевых в г. Пушкинские горы. Другая команда проводила лагерь в г. Великие луки. Далее - евангелизации в г. Острове и в г. Пскове. Миссионеры будут проводить детские площадки для детей, молодежные общения и будут выполнять различное социальное служение – строить, красить детские площадки.

- Где ты, как миссионер, был в России?
Наша церковь «Благодать» активно помогает России. Я езжу в Россию, как миссионер шесть лет. В Псковской области служил первый раз, а раньше был в Вологодской области, в Череповце, Волхове, в Казахстане, Актюбинске, на Чукотке. Кроме России, ездил на миссию в Мексику. Раньше ездил как миссионер от церкви, теперь последние два года – от миссии «Избери жизнь». Делаем лагеря и проводим социальную работу с молодежью. Наша работа 100% направлена на неверующих.

- Какова главная цель вашего приезда в Псковскую область?
Главная цель нашего приезда - это ученичество. Нужно не просто приехать и сказать людям о Боге, а потом уехать, необходимо научить тех, кто дальше будет работать на месте. Как говориться, что «шум навести легко», а посадить семя в человека, который будет тут продолжать дело, намного сложнее.

В Псков уже третий год подряд приезжают группы из Америки. В основном мы приезжаем минимум три года подряд в одно и тоже место для того, чтобы мы могли вкладывать в местную молодежь, чтобы после нашего отъезда работа все равно продолжалась. Мы обучаем молодежь в церкви. Наше условие приезда состоит в том, чтобы местная молодежь подключалась обязательно, чтобы они потом продолжали своими силами служение. Зачастую новые люди приходят снова в церковь, чтобы послушать тех, кого они уже видели и слышали. Главное, чтобы местная молодежь после нас делала тоже самое, что делаем мы. Чтобы они могли продолжать это же служение для молодежи из мира.

- Почему ты едешь в Россию?
Потому что - это мой родной язык, я могу здесь служить и свидетельствовать. Я ездил в Мексику, мне было там тяжело из-за языкового барьера. Служите там, где можете общаться с людьми на их родном языке, где ваши корни, потому что вы их можете лучше понять. Да, приезжают американцы, свидетельствуют русским, но они не могут до конца понять русский народ, потому что у них другая культура. Служите там, где вы находитесь.
я

Миссионерский метод «культурной адаптации»

Из опыта великих миссионеров: миссия в Китае, Маттео Риччи.



... Миссинер вскоре должен был признать, что даже при помощи математики и физики не смог найти душевной близости с китайцами, если не принял почитания Конфуция и культа предков, по крайней мере как священных государственных традиций. Решившись на это, он представил христианство как завершение конфуцианства и молчаливо признал культ предков. Однако Риччи считал почитание Конфуция и предков светскими ритуалами, поддерживающими основы общества, чем противоречил неоконфуцианцам, считавшим данные обряды чуть ли не религиозным поклонением.

Важнейшей составляющей деятельности ордена в Китае был метод «культурной адаптации». Его сущностью является усвоение миссионерами норм и ценностей местного населения, не противоречащим христианскому вероучению. Первые иезуитские проповедники в Китае начали свою деятельность с анализа религиозно-философской ситуации в Поднебесной империи. Общество Иисуса показало большую открытость к диалогу цивилизаций: не торопясь объявлять все религиозные традиции Китая «богомерзким язычеством» и вооружившись методом культурной адаптации, иезуиты отправились на «поиски союзника» среди местных верований. Из всех религиозных и философских течений Китая конфуцианство получило в работах Маттео Риччи наиболее позитивную оценку и было интерпретировано им как доктрина, лучше всего совместимая с христианством. Считая Конфуция выдающимся философом, Маттео Риччи характеризует его учение как свободное от многих суеверий. Конфуцианцы не поклоняются идолам и верят в единое божество. Конфуцианская идея о воздаянии за добро и зло трактуется М. Риччи как неполная без представления о бессмертии души, аде и рае, а вера в единое божество не получает должное оформление в виде Церкви.

Традиционно все китайцы поклоняются духам, используя оккультные методы – заклинания, амулеты, снадобья. Над «тонким миром» главенствует некий Абсолют. У Конфуция он фигурирует то как Дао, то как Небо, то как Шан-ди – Верховный предок. Сам Учитель, стремившийся дать каждой вещи соответствующее ее предназначению имя, нарочито отказывался назвать то, что находится за пределами человеческого разума. С древних времен китайцы верили, что это «верховное божество» не подчиняется обычной логике и само диктует ее. Во многом это напоминает христианский тезис «Верую, ибо абсурдно», смысл которого заключался в невозможности познания и объяснения Бога. Однако на момент появления в Китае первых христианских миссий большинство китайцев поклонялись обожествленному Конфуцию. Китайский писатель тех времен так говорит о христианах: «Их религия поклоняется Тяньчжу (Властителю Небесному) так же, как конфуцианцы поклоняются Кун-цзы (Конфуций), а буддисты – Будде»...

основная

о. Евгений Соколов: борьба с ИНН как миссионерское ноу-хау

Оригинал взят у orthodox_mouse в о. Евгений Соколов: борьба с ИНН как миссионерское ноу-хау
Просмотрел сегодня видео с о. Евгением Соколовым - тем самым, что служит в Архангельской епархии и руководит там миссионерским отделом; тем самым, что подверг такой уничтожающей критике о. Иоанна Привалова. Просто пытался определить, справедливо ли мнение, что о. Евгений поддерживает отказ от ИНН, новых паспортов и т.д.

И, к сожалению... Желающие могут убедиться сами: вопрос о том, нужно ли отказываться от ИНН, звучит примерно на отметке 1 ч. 13 мин.



Собственно, до этого о.Евгений рассказывал о своей трактовке конца света: будет множество бедствий, войн, погибнет не менее миллиарда человек, все это - кровь, трупы - будет транслироваться по ТВ, и вот тогда появится сильный лидер, который сумеет прекратить все бедствия. И те, кто против войны, голода и пр., пойдут за него голосовать.
Именно этот акт голосования - и будет ПРИНЯТИЕМ ПЕЧАТИ АНТИХРИСТА. Причем не важно, что этот "президент" вообще-то не будет претендовать на статус Бога, и при этом не потребуется отречения от Христа. "Если ты решил, что человек может спасти ситуацию - ты уже принял печать".
Кстати: если мы "не молились, не постились, ничего не делали, но не приняли - то будем в Царстве Божием". Очень узнаваемый лозунг.
Ну а теперь про ИНН... Ответ примерно такой: если можете бороться - то, конечно, стоит, потому что ИНН не печать, но "подоготовка к печати", и не соглашаясь его принимать - вы таким образом тренируетесь в противостоянии власти. "Лично я долго боролся, и у меня есть такой опыт". Дальше следует рассказ о некоей благочестивой матушке, которая не приняла новый паспорт, выиграла суд - и по-прежнему пользуется дорогим ей паспортом с советской символикой. В общем, если можете боротья - то боритесь, не принимайте.
После чего на вопрос "почему же не пытаетесь убедить других, власти?" следует ответ: ну почему же, мы на "Русской линии" постоянно об этом пишем!

По-моему, вполне достаточно. Кстати напомню: этот человек с этими идеями - руководит в епахрии МИССИОНЕРСКИМ ОТДЕЛОМ.
я

На постсоветском пространстве до сих пор можно регулярно встречаться с духовной пустыней

Преображенское содружество малых православных братств
Что мешает и что помогает современному человеку придти к Богу и в Церковь?

Приступая к миссии, каждый современный миссионер должен четко осознать, кого и что он должен проповедовать. Казалось бы, что за вопрос: мы проповедуем христианство, веру, новую жизнь, Христа распятого, спасение и преображение, в котором нуждается каждый человек в мире. И это верно. Но и здесь нас подстерегают свои опасности и искушения...

... Тут мы невольно переходим к отрицательным характеристикам. И действительно, на постсоветском пространстве миссионер до сих пор может регулярно встречаться с духовной пустыней, образовавшейся в XX веке вследствие русского холокоста, физического истребления народа и морального подавления всего живого в обществе и, прежде всего, в церкви. Не быстро исчезает и постсоветский менталитет, связанный с внутренней агрессией, недоверием, инфантилизмом, подавленностью, обидами и страхами, с крайностями в поведении и оценках, что нередко приводит к эксцессам обостренной ксенофобии и внутреннего сектантства или полной ориентации на западную глобалистскую модель. Миссионеру приходится действовать еще и в ситуации постмодерна, когда «все хорошо» и когда полностью обесцениваются слова и высказывания как таковые. Все говорят красивые слова, но можно говорить и все что угодно, ведь это все равно ничего не значит. Главное — «заразить собою», хоть на миг. Люди внутренне крайне расцерковлены, даже тогда, когда открыто признают себя верующими. Отсюда у них множество суеверий и господство потребительского отношения к Богу и церкви.

Все это создает хорошую, но опасную для миссии Церкви почву для агрессивного церковного фундаментализма (фарисейства) и для безразличного ко всему модернизма и политиканства (саддукейства и «обновленчества»). Современные люди не знают внутренней жизни Церкви и поэтому часто не доверяют ей, тем более, что идет много дезинформации о церкви при дефиците хорошей информации. И находясь уже в церкви, люди часто чувствуют себя бесполезными, теми, от кого ничего реально в церкви не зависит. Поэтому в полной мере на приходах не используются даже имеющиеся у них возможности...

труд

Как готовиться к служению катехизатора

- Как вы решили стать катехизатором?

В.И. Якунцев: Даже и мечтать не мог. Но пришло время, и предложили вести огласительную группу. Было это в 1995 году. Очень много народа хотело оглашаться, и групп было много, а катехизаторов не хватало.

Вести катехизацию группы мне, конечно, хотелось бы (до этого я был помощником катехизатора), но я даже и не мог предположить, что такое возможно. До этого времени, до 1995 года, мне всегда казалось, что катехизатор, которому я помогаю, - это какой-то небожитель, который непонятно каким образом находит как бы из ничего ответ на вопрос оглашаемого - одновременно и очень простой, и очень живой, и очень действенный. И я такой - совершенно особой - способности в себе абсолютно не обнаруживал, поэтому думал, что могу только помогать.

Вот так началось моё делание на ниве катехизации и с тех пор, с 1995 года, оно не прерывалось.

Сергей Нестерович (Гомель):  Служение катехизатора, как и миссия, и катехизация в церкви, - всегда дар и плод общей жизни. Необходимость и возможность делиться верой обретаются в сердце каждого верующего человека, но качество свидетельства зависит не столько от наличия желания, сколько от плотности, единства жизни во Христе.  Отсюда, невозможно решить и стать катехизатором, важно быть причастным к духовному движению, которое вовлекает человека в общий труд (именно таково значение греческого слова «литургия»). И здесь остается откликнуться на призыв и не мешать Богу действовать.

Ольга Синицына: Решение быть катехизатором родилось не у меня первой, а у старших, которые видели, что я могла бы помогать другим людям в научении жизни по вере, и говорили, что мне нужно к этому служению готовиться. Я приняла их совет в доверии и стала готовиться.

- Как вы готовились к этому служению?

Якунцев
Владимир Якунцев
В.И. Якунцев: На вопрос о том, была ли у меня в 1995 году какая-то полная и целостная система подготовки, я бы скорее всего ответил «нет». Я просто хотел быть реальным христианином. Может быть, этот опыт подготовки и до сих пор актуален. Почему? Потому что катехизаторами мы всегда готовимся стать, но никогда не должны забывать, что единый наставник у учеников - это Христос. Об этом Он Сам говорит. И каждый из нас катехизатор постольку, поскольку он подражает Христу, вмещает в себя благодать, силу Христову.

В целом же моя подготовка состояла из двух вещей. Во-первых, в неё входила сама церковная жизнь. Во-вторых, внутри меня всегда работает какой-то «механизм», который всё услышанное, понятое мною старается перевести на язык, который понятен людям, только-только делающим какие-то первые шаги на том же пути. Я всегда решаю этот вопрос, читаю ли я Писание или, скажем, газету. И всегда это так или иначе находит отражение в оглашении.

- То есть здесь важна и какая-то предрасположенность человека к миссионерскому, катехизаторскому служению, к помощи другим людям?

В.И. Якунцев: В общем-то, да. Наверное, это действительно какая-то способность, но дело в том, что вряд ли катехизатор ее переживает как что-то отдельное для себя. Когда ты что-то понимаешь, вмещаешь, то это освобождает тебя. Я знаю, насколько ответ, полученный на реальный вопрос, способен сделать жизнь глубже, качественней, подлинней.

И когда у другого человека нет ответа на этот вопрос, это приносит даже некоторую боль. Поэтому очень хочется, чтобы то, что стало ясно тебе, было понятно людям. Для меня христианство открывается именно в такой простоте и действенности. И так жалко, когда кто-то страдает, а то и погибает от невежества.

Нестерович
Сергей Нестерович
Сергей Нестерович: После того, как решишь стать катехизатором, конечно, сталкиваешься с тем, что желание сердца обязательно должно быть подкреплено знанием церковной традиции. Причем опыт катехизации церкви непосредственно связан с полнотой кафолической Традиции. И здесь многое будет помощью для человека - получение богословского образования и практика, возможность быть помощником у более опытного катехизатора во время огласительного процесса в группе. Только в таком подходе преодолевается противоречие в знании и опыте передачи веры Церкви. Многое на этом пути зависит от дерзновения человека и согласованности совместных усилий в общей жизни. 

Ольга Синицына: В первую очередь для подготовки к этому служению важно познакомиться с тем опытом, который уже есть, который уже осмыслен и приносит реальные плоды. Прежде всего, я обращалась к опыту Преображенского братства. Изучила труды ректора Свято-Филаретовского института священника-профессора, катехизатора Георгия Кочеткова. Изучила многие материалы, которые собраны в нашем методическом центре по миссии и катехизации. Еще - в нашем институте есть очень хороший курс по катехетике, и я дополнительно прослушала его и обновила знания по системе и процессу катехизации. Конечно, все это было очень важно. Но самое главное, что одновременно у меня была возможность не только изучать эти материалы, но и помогать в оглашении. Ведь только реальный опыт свидетельства, научения, заботы о людях, которые хотят встать на путь жизни по вере, жизни с Богом и в Церкви, дает возможность всему этому учебному материалу находить своё место в сердце и уме. А иначе все это рискует остаться теорией. И ещё для подготовки важным было общение с катехизаторами, которые не первый год занимаются оглашением.

- Я знаю, что сейчас для того, чтобы в Преображенском братстве человек мог стать катехизатором, он должен сдать очень непростой экзамен - «катминимум». Не могли бы вы рассказать, что это такое?

Читать далее
труд

Конференция «Церковная традиция и современные вопросы подготовки катехизаторов»


Совместный проект Свято-Филаретовского православно-христианского института и Отдела религиозного образования и катехизации Кемеровской и Новокузнецкой епархии посвящен проблемам возрождения катехизации в русле святоотеческой традиции. Программа конференции предполагает обзор соответствующей практики древней и современной церкви, обоснование отличия обучения катехизатора от его подготовки к служению, критерии качества подготовки, церковный опыт, необходимый уровень общего и специального образования и др.
труд

Книгоноши - активные просветители, миссионеры

Оригинал взят у levilla в "Книгоноши"

Картинка 9 из 2703
Книгоноша. Капканец Т.Н., 1971, холст/масло

"Слово “книгоноша” одно из древнейших на Руси. Появилось оно с принятием христианства. Ещё в дни княжения Ярослава Мудрого переписчики духовных книг заботились о том, чтобы сокровища библейской мудрости не залёживались в монастырских и церковных хранилищах. Они подыскивали людей, которые бы разносили библейские книги, сочинения Отцов Церкви, проповеди священников по городам и весям. Книгоноши, бравшие на себя миссию распространения слова Божия и евангельской вести, играли важную роль в христианизации Руси.

Со временем движение заглохло, слово “книгоноша” было забыто. Только во второй половине XIX в. оно вновь стало популярным. В обществе усилились тяга к духовным исканиям, интерес к библейским истинам. С 1858 г. возобновилась работа по переводу Священного Писания на русский язык, и к 1862 г. был выпущен полный текст Нового Завета. Время духовного оживления востребовало энтузиастов — распространителей Благой Вести. Господь не замедлил послать таких людей.

В апреле 1863 г. на квартире преподавателя истории Санкт-Петербургской духовной семинарии Николая Александровича Астафьева впервые собрался кружок из восьми человек: сам Астафьев, чиновник Министерства народного просвещения Белецкий, преподаватель теории музыки в консерватории Заремба, литограф Диле, органист голландской церкви Арк, служащий английской фирмы Нобе, чиновник Министерства государственного имущества Неандер, работник книгоиздательства Форхгаммер. Столь разные по происхождению, общественному положению и вероисповеданию, они были едины в стремлении нести Евангелие народам России.

К 1866 г. кружок перерос в “Высочайше утверждённое Общество для распространения Священного Писания в России”.Collapse )

труд

То, к чему мы привыкли, не всегда есть норма

Интервью со священником Андреем Мояренко, руководителем Отдела религиозного образования и катехизации Кемеровской епархии

Ведущие семинара по катехизации
Ведущие семинара по катехизации (справа налево): свящ. Андрей Мояренко, декан СФИ Дмитрий Гасак, ректор СФИ свящ. Георгий Кочетков, катехизатор Сергей Бурлака

- Сейчас все епархии Русской православной церкви заботятся о катехизации. Какие задачи здесь прежде всего нужно решать? И как мог помочь этому семинар по вопросам организации катехизической деятельности, который только что прошел в вашей епархии?

- Главная задача, которая передо мной стояла при организации этого семинара, - придать с помощью преподавателей Свято-Филаретовского института и прежде всего его ректора, о. Георгия Кочеткова, некий импульс оглашению на приходах епархии. Живое, искреннее, горячее слово, которым поделились наши гости, может стать тем, что позволит человеку перестроиться и начать воспринимать катехизацию не как административное распоряжение сверху, а как существеннейшую необходимость для жизни церкви.

С другой стороны, хотелось разрушить некие стереотипы и штампы, которые сформировались у кого-то, может быть, еще советской властью, а у кого-то в последний период, в 1990-е , 2000-е гг., когда не обращалось особого внимания на осознанное приведение человека к Богу, к Церкви, ко Христу. В те годы главными темами были инфраструктура, возрождение внешнего величия церкви, а на внутренние церковные нормы, примером которых и является катехизация, практически не обращали внимания. Занимались детьми, говорили о миссии, что-то пытались делать, но, как мы видим, хотя у этого и есть плоды (их ни в коем случае нельзя умалять), можно сделать больше, нужно стремиться к совершенству, к чему призывает нас Господь.

Поэтому так важно было показать, что то, к чему мы привыкаем, не всегда есть норма с точки зрения православной традиции, православных канонов, о которых мы любим иногда вспоминать, защищая свой образ жизни. И то глубокое внимательное прочтение, переживание традиции, опыт, который был на этой конференции представлен, всё это как раз и могло привести к пониманию и, дай Бог, к принятию того, что даже та практика, которая у нас есть, это хорошо, но это еще далеко не то, что заповедует нам Церковь....
Читать далее